ЦК КПРФ

« Назад

h-фактор для власти 04.05.2017 03:31

Четверть века власть не может определить национальную идею, хотя вариантов всего три: принцип справедливости (социализм), либеральные ценности (рынок), религия (технократия). Эти модели между собой несовместимы, но в российском обществе востребованы все три, и в результате нет объединяющей всех идеи.

 

Если исходить из интересов страны и народа, то национальная идея должна обеспечить рост экономики и уровня жизни населения. Очевидно, что прогресс экономики сильно зависит от мотивации работников. Какие задачи перед народом ставили большевики? Ликвидация неграмотности, массовая физкультура и спорт, индустриализация и электрификация страны, повышение оборонного потенциала, победа в Отечественной войне, восстановление разрушенного, создание ракетно-ядерного щита, прорыв в космос! Эти цели воодушевляли и объединяли народ, вызвали беспрецедентный рост экономики, науки и культуры. Какую главную задачу сейчас ставит власть: обеспечить нефтью и газом зарубежных партнеров.

Какие чувства вызывает эта цель? У народа – никаких, а у «элиты» – желание получить больше денег, а на них все, что им нужно, купить, и не надо развивать образование, науку, промышленность, производить современное оборудование. Разведанных запасов газа на полвека хватит, а потом это будет заботой других руководителей, если, конечно, страна сохранится, т.к. для обслуживания ТРУБЫ, по мнению «партнеров», хватит всего 20–30 млн человек, остальные не нужны. 
Либеральная модель экономики работает, пока страна встроена в мировое рыночное хозяйство и подчиняется указаниям большого брата, но стоит власти сосредоточиться на интересах своей страны, как сразу следуют наказания.

Сейчас наш ВВП находится, по разным оценкам, на 7–14-м месте, производство по-прежнему не растет, т.к. многие заводы, КБ, НИИ закрыты, подорвана техническая и моральная база фундаментальной науки. Удушение науки началось в 1991 г. с прекращения покупок иностранной научной литературы. В главной научно-технической библиотеке Москвы есть журналы, вышедшие в годы мировой, гражданской, Отечественной и холодной войн, но после 1991 г. в ГНТБ не поступило ни одного иностранного журнала. Затем прекратили финансирование прикладных НИИ. Директора забили тревогу – что делать? Им ответили: сдавайте помещения в аренду и полученные деньги обратите в зарплату. Но арендаторам нужна пустая площадь, поэтому выбросили станки и приборы, пару месяцев получали деньги, потом сверху сказали, что институты – госучреждения и арендную плату надо отдавать государству. В итоге ни приборов, ни денег, сотрудники разошлись, НИИ закрылись, промышленность обезглавлена.

В Академии наук финансирование ежегодно срезали на 10%, прекратили покупку приборов, книг, журналов, а чтобы выжить, стали сокращать аппарат управления, объединять институты подчас разного профиля. Работать становилось все труднее, начался исход научно-технических кадров. Если из России с 1991 г. эмигрировало 4,5 млн человек, то более четверти из них – это ученые, и сейчас в каждой второй-третьей статье международных научных журналов есть российские соавторы. Либералы молчат о такой утечке мозгов, а как они шумели по поводу отбытия в 1922 г. на «философском пароходе» из Советской России 225 (!) гуманитариев.


После сокращения финансирования РАН добрый дядя Сорос начал выдавать небольшие гранты для «поддержки талантливых ученых». Ученый народ понес свои идеи, наработки, изобретения. Гранты дали только на 20% поданных работ, но документация по всем проектам отправлялась в США. В 2000 г., когда я работал в летнем семестре в Калифорнийском университете, из дирекции пришла папка русских проектов по ударным направлениям с надписью: «В заявке отказано, но результаты интересные, ознакомьтесь». Когда из научных сусеков все выгребли, Сорос закрыл проект. Сейчас вместо него действует ««Сколково»», созданное для внедрения инноваций в реальную экономику. РАН от этой затеи отстранили – и без вас обойдемся! И обошлись: в «Сколково» в 2013–2015 гг. вложили 65 млрд рублей, из них 9 млрд – на зарплату, равную в среднем 468 тыс. рублей в месяц ! Политики ругают депутата Пономарева, получившего огромные деньги за лекцию, но для «Сколково» это нормально: так, гражданин Израиля, консультант по строительству, на съем квартиры получает 300 тыс. рублей в месяц, еще ему вместе с семьей оплачивают ежемесячно четыре поездки за границу. Трат много, а где результаты? Возможно, все это создано вовсе не для пользы страны? Например, сотрудник нашего института подал заявку на грант в «Сколково» для реализации новой технической идеи, но уже через три дня ему позвонили из Германии и предложили реализовать ее там. 


И вот на фоне такого финансирования «Сколково» без какой-либо серьезной отдачи Медведев предъявляет претензии к РАН (чей бюджет в 7 раз меньше, а средняя зарплата – 24 тыс. рублей): она, дескать, существует на бюджетные деньги, поэтому должна слушаться власти, не своевольничать, избирать тех, кого ей рекомендуют, и не избирать тех, кого запрещают. Впервые за 300 лет РАН ее президента, избранного общим собранием ученых, утверждает глава государства, что противоречит существу Академии. Теперь пошли еще дальше: из трех первых кандидатов, выбранных общим собранием, власть утвердит одного, наиболее ей приятного, и вовсе не обязательно, что получившего наибольшее количество голосов. Отбор кадров на выдвижение – это важная проблема, ей серьезно занимаются в мире, и для ее решения создана даже новая дисциплина – наукометрия, которая установила, что можно оценить уровень ученого, зная, сколько раз цитировали коллеги его работы, и поделить это число на сумму всех публикаций автора – фактор Хирша. Наши научные чиновники призывают использовать h-фактор для оценки кадров. Давайте применим его к ним: советник Путина по науке Фурсенко имеет h = 3, а у научного советника премьер-министра Англии Кинга h = 77. 


Возможно, благодаря такой разной квалификации советников по цитируемости научных публикаций Россия занимает 27-е место в мире (после Испании, Польши, Греции, Бразилии), а Англия – 4-е. Наши ученые не хуже, чем в этих странах, но много хуже условия работы. В результате реформ у нас ликвидирована научная инфраструктура – мастерские, производство реактивов, материалов, приборов, а то, что осталось, стало коммерцией. Недавно нам для работы потребовалось немного кремния, в интернете предложений полно, но только от 20 кг. Звоню на фирму: можно купить 20–30 г? Отвечают: а что мы заработаем на этом? Посылаю это письмо американскому коллеге профессору Мейерсу, он присылает коробочку с 30 г кремния. Детонационный наноалмаз, как мы подозреваем, влияет на биологию, для проверки нужно 2–3 г реактива лактофенола, та же история – могут продать полкило. Пишу в Англию профессору Линдсдею – он присылает пузырек с 5 г реактива, и т.д. Новоселов и Гейм, разработавшие в России метод получения графена, ничего с ним у нас сделать не могли – нет нужных приборов для его изучения, а если у кого и есть, то только за деньги и на основе договоров. Уехали в Европу, раздали образцы графена в лаборатории с нужным оборудованием, где им бесплатно, из научного интереса выполнили все исследования, опубликовали совместные статьи, и за «пионерское обобщение свойств графена» получили Нобелевскую премию. Поэтому создание на базе МГУ кластера «Воробьевы горы» ничего не изменит, если не будет восстановлена инфраструктура науки и не изменится отношение к ней государства. Ведь очевидно, что музыкант не может развиваться, выступая в обществе глухонемых.

Могу сказать на примере своей научной деятельности, что произошло за 25 последних лет у нас и у «них». В 70–80-е гг. три страны – СССР, США и ФРГ – имели рентгеновские установки, которые могли за миллионные доли секунды определить структуру тела в момент взрыва, что позволило понять поведение тел в условиях ударного сжатия. После перестройки развитие этого метода у нас прекратилось, а на Западе продолжилось: сначала они сократили время съемки в 1000 раз, потом еще в 1000, а в самое последнее время снова сократили на три порядка. Теперь можно наблюдать на атомном уровне изменение структуры тел, плавление, разрушение, и то, что раньше было только уделом теоретиков, стало экспериментальной наукой. Одновременно повысилась скорость метания тел: в 80-е гг. они метали тела со скоростью 7 км/с, а мы со скоростью 3,5 км/с, но подходили к 8 км/с. Потом наши работы прикрыли (кругом одни друзья!), они продолжили исследования и сначала достигли 14 км/с (о чем объявил президент США в обращении к нации!), а недавно в лаборатории Сандия ввели в строй Z-машину, которая метает тела со скоростью 32 км/с. Поскольку давление – это квадрат скорости, оно у них в 100 раз больше, чем у нас, что позволяет им как получать уникальную информацию по строению вещества и астрофизике, так и заменить подземные ядерные испытания лабораторными экспериментами. 


Конечно, это очень дорогие проекты, но и заявления, что на науку у нас нет денег, находятся в вопиющем противоречии с тем, как власть спокойно смотрит на вывоз денег из страны. Вот «КП» пишет: в 2016 г. из РФ выведено 195 млрд руб. (и это еще минимальная оценка!), что больше стоимости постройки тоннеля длиной в 27 км в скалах на глубине 100 м для адронного коллайдера. Как тут не вспомнить кинофильм «В августе 43-го», когда Сталин сказал главам спецслужб: сколько у нас органов, а одного шпиона поймать не могут, или не хотят? Когда ТВ показывает выступления Путина на праздниках МВД, ФСБ и прокуратуры, то его слушают тысячи людей с погонами не ниже полковника, но никто из них не пресек увод из страны 195 миллиардов, хотя журналисты «КП» указали, как это делалось. Так не могут или не хотят? Если замнач отдела МВД по борьбе с коррупцией хранил дома 9 миллиардов, а мегавзятки получали министры, губернаторы, главы республик и тьма чиновников разного уровня, значит, коррупция это сама суть нынешнего общества – обогащение любой ценой. Заметим еще, что коррупция – питательная среда для терроризма. Мне, как бывшему чемпиону страны по легкой атлетике, грустно слушать по радио новости спорта, когда диктор бодро сообщает, почем одного спортсмена продали, другого купили, за сколько третьего отдали (взяли) в аренду. Как будто это репортаж с рынка невольников или скотины. Может быть, спортивные итоги радуют?

Наоборот, в СССР наши борцы, гимнасты, хоккеисты, фигуристы, штангисты занимали весь пьедестал на Олимпиадах, а первенство мира по шахматам вообще было домашним делом. Советские атлеты выступали за честь страны, а сейчас тренер сборной страны по футболу Слуцкий перешел на работу за границу, потому что там больше платят, и теперь будет тренировать иностранцев играть против своей страны. Позорище! 


Обидно за державу, что она никак не выйдет из кризиса, что ее экономика все еще на уровне РСФСР в 1991 г. Министры бодро рапортуют, что дна падения мы достигли, вот-вот от него оттолкнемся и пойдем вверх, но все никак. А может быть, такая ситуация «элиту» устраивает и она ничего не хочет менять? Если министры имеют доходы в десятки и сотни миллионов рублей, у их жен – столько же и за границей огромная недвижимость, зачем им что-то менять? Никто из олигархов и большинства министров, в отличие от простого народа, не поддержал решения Путина по Крыму и Донбассу, ибо они сразу станут невъездными, ну и зачем тогда они покупали за рубежом дома, яхты, клубы! Бжезинский сказал: «...поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы еще разберитесь: это ваша элита или уже наша?»

Вся история РФ показала, что либеральная модель пагубна для экономики и не может быть национальной идеей. Поэтому власть решила уповать на религию, на объединение народа вокруг церкви. Однако сколько у нас истинно верующих? По исследованиям РАН, таковых в России 4,5%, социологические службы Запада оценивают число верующих в 3%, а патриарх у нас – второе лицо государства.

Автор статьи крещен в Елоховской церкви, куда бабушка отвела, пока родители были на работе. Мать, инструктор райкома партии, посетовала секретарю, а тот сказал, что Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин тоже были крещеными и это не мешало им работать. Деятельность церкви по утешению и помощи убогим, униженным и обиженным марксисты оценивают положительно, а знаменитое выражение Маркса «Религия есть опиум для народа» говорит только о болеутоляющем средстве, единственном в то время. Иерархи РПЦ непрерывно ругают безбожную советскую власть и говорят, что сейчас народ раскрепостился и приобщился к высоким моральным ценностям. Однако нравственность народа при переходе от социализма к капитализму резко упала, жажда наживы убила мораль, и его «Препохабие Капитал» породило такие преступления, как проституция, наркомания, педофилия, похищение и убийство людей ради денег, из-за квартир, и много другого. Руководители СССР на фоне теперешних властей просто аскеты – например, у В.М. Молотова (председателя правительства) после смерти на сберкнижке было 500 рублей! РПЦ не повысила нравственность, но преуспела в материальном благополучии – это и золотые часы иерарха, и его попытка отжать у соседа квартиру из-за «нанопыли», дорогущие авто рядовых служителей церкви, попытка заполучить Исаакий, торговля в храме Христа Спасителя, которую граждане попросили прекратить, но власть признала «обмен товара на деньги не торговлей, а безвозмездным взаимным одариванием по рекомендованной цене».


РПЦ активно вмешивается в дела школы, предлагая ввести урок православной культуры, но тогда в Татарстане, Башкирии, на Северном Кавказе могут ввести в школах курс мусульманской культуры, в Чечне Кадыров велел школьницам носить хиджаб, и русская девочка в чеченской школе будет белой вороной, объектом насмешек, а чеченская девочка в московской школе повторит ее судьбу. Это еще одна линия раскола общества. Уже идут разговоры о разной пище – нормальной, халяльной, кашерной – для школьников, потом эта идея может распространиться на армию, а там появятся священники разных религий – глядишь, и солдаты будут молиться в разные дни недели. Нетрудно понять, к чему приведут эти новые линии раскола общества. Еще ни одно теократическое государство не достигло успехов в экономике, культуре, общественной жизни, лучший пример – запрещенное в РФ ИГ. А что касается морали, то напомним, что все террористы-смертники были верующими людьми.


Единственное, что может объединить народ, – это принцип равного отношения к людям в общественной, производственной, политической деятельности. Принцип справедливости ликвидирует социальное расслоение народа, а созидательные задачи сплотят общество, изменят направленность экономики, сделают нашу страну преуспевающей не только в поставках сырья, но и в высоких технологиях.

Надо спешить. Мы видим, как после акта агрессии США, на который мы ответили словами, наш сосед Казахстан тоже решил не ссориться с США и отказался поддержать Россию в ООН. Поскольку новые технологии, машины, приборы, научная информация идут с Запада и Россия в этом отношении играет роль посредника для своих союзников, Казахстан решил идти напрямую к источникам знаний и перейти от кириллицы на латинский алфавит. Конечно, ЕврАзЭС – это рынок со 190 млн человек, но рядом Китай с миллиардом населения, и если Россия не будет привлекать к себе другие страны достижениями в науке, культуре, искусстве, экономике, а будет ориентироваться только на коммерческую составляющую, то наши соседи тоже будут действовать прагматически – сегодня выгодно с Россией, завтра с Китаем. На фоне этого прагматизма радостно видеть Боливию, левое правительство которой не побоялось США, своего могучего соседа, и принципиально осудило его.

Степан БАЦАНОВ

профессор

http://www.sovross.ru/articles/1545/32355