ЦК КПРФ

« Назад

Ю.П. Синельщиков о законопроекте о полномочиях адвоката: Это худший из законопроектов, пришедших из аппарата Президента за последние пять лет 06.04.2017 01:19

Выступление Ю.П. Синельщикова в третьем чтении по проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (о полномочиях адвоката)

Ю.П.​ Синельщиков 

- Проект федерального закона разработан во исполнение перечня поручений Президента Российской Федерации от 27 ноября 2015 г. по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 1 октября 2015 г. и должен быть направлен на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве.

Однако, проект был подготовлен наспех, судя по всему, людьми, далёкими от законотворческой деятельности и практики уголовного судопроизводства. По своему качеству, это худший из всех законопроектов, пришедших из аппарата Президента РФ за последние пять лет.

Законопроект нельзя принимать в таком виде, в виду следующих обстоятельств.

1. В целях ликвидации существующего разрешительного порядка допуска адвоката к участию в деле в качестве защитника законопроект предусматривает, что адвокат вступает в дело независимо от мнения следователя и суда по предъявлению ордера, который выдается соответствующим адвокатским образованием на исполнение поручения доверителя (см. ч.2 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Идея правильная, однако в случае нахождения обвиняемого под стражей доверителями могут стать лишь его родственники и иные лица, но они не всегда имеются, а если и имеются, то не всегда готовы заключить договор с адвокатом. При отсутствии договора с ними путь к обвиняемому для адвоката закрыт, ибо ордера у адвоката не будет. Однако, проект закона никак это обстоятельство не учитывает, а исходит из сложившейся незаконной практики, при которой многие адвокаты носят у себя в портфеле по несколько бланков ордеров и заполняют их сами не тогда, когда заключили договор на защиту лица, а тогда, когда им захочется независимо от каких-либо соглашений.

2. В УПК РФ вносится новая статья 4501, закрепляющая особенности производства обыска, осмотра, выемки в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности).

В этой статье говорится о том, что в постановлении судьи о разрешении производства обыска, осмотра, выемки указываются «конкретные отыскиваемые объекты, изъятие иных объектов не допускается».

На сегодня следователь, суд руководствуются положениями ст. 182 УПК РФ, в которой говорится о том, что следователь и суд принимают решение о производстве обыска при отсутствии точных данных о конкретных отыскиваемых объектах.

В случае введения предлагаемых положений следователь должен будет чётко указать на конкретные отыскиваемые предметы, а если при обыске будут обнаружены следы, орудия преступления или похищенные предметы, то следователь не в праве будет их изъять, приобщить к делу и использовать в качестве доказательств.

В ответ на это в пояснительной записке к законопроекту говорится, что в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. № 33-П, якобы, сформулировано следующее требование, цитирую: «…обыск у адвоката может быть произведён только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные отыскиваемые объекты и данные, служащие основанием для проведения обыска». То же самое мы слышали и от докладчиков по законопроекту в этом зале.

Простите коллеги, но это обман, ибо на самом деле Конституционный Суд в указанном Постановлении сказал другое. Цитирую п. 1 постановляющей части этого документа: «обыск, связанный с доступом к материалам адвокатского производства, возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска и изъятия в ходе данного следственного действия и сведения, служащие законным основанием для его проведения». Повторяю, речь идет лишь о материалах адвокатского производства.

3. При рассмотрении законопроекта в первом и втором чтении была безапелляционно проигнорирована высказанная критика на законопроект. Думским большинством безосновательно отклонены не только все 11 поправок, внесённых оппозицией, но даже существенные замечания на законопроект, которые содержаться в заключении Правового управления ГосДумы (их было 6).

Я понимаю, что правящее большинство в Думе должно поддерживать авторитет Президентских инициатив, но если подчинённые Президента при подготовке такой инициативы проявили неряшливость, то, кто, как не Дума, может сказать Президенту об этом.

Предлагаю не поддерживать законопроект и внести его на рассмотрение в ГосДуму вновь, после учёта всех высказанных по нему замечаний.

https://kprf.ru/dep/gosduma/activities/163933.html