ЦК КПРФ

« Назад

В мире собственных фантазий 02.02.2017 21:42

"Золотой орел" - курс на коммерческий кинематограф

"Год кино закончился, и очень хотелось бы, чтобы с ним не закончилось само кино" - эта фраза, брошенная председателем Союза кинематографистов РФ, кинорежиссером Н.С. Михалковым на последнем по времени пленуме этой общероссийской общественной организации, на слуху у всех кинематографистов.

В САМОМ ДЕЛЕ, отрасли очень далеко до процветания, а Союзу - до творческого и финансового благосостояния. Годы проходят в перманентной борьбе за сохранение тех позиций, на которых более полувека назад был основан Союз кинематографистов, созданный для упрочения лучших традиций советского кино и поддержки творческих кадров. Когда-то здесь формировалось то, что называлось художественными критериями - и это двигало вперед искусство, ставило новые эстетические и нравственные задачи. Ныне же рынок грубо заявляет о себе, выпячивая совершенно иные ценности и требуя иных подходов к делу. Суть новейшей культурной политики сводится к обязанности "делать деньги".

Московское отделение, потеряв в рыночном угаре Киноцентр, выживает, сдавая помещения Союза и Центрального Дома кинематографистов коммерческим структурам. Но все-таки организация жива и действует, стараясь привлечь к своей работе молодежь, открыть ей, ходом нынешней жизни ориентированной на индивидуализм, всю силу товарищества, коллективизма.

А вот Санкт-Петербургское отделение было подвержено процедуре банкротства и потеряло свое здание. Все суды кинематографистами проиграны, все долги признаны реальными. Силы были не равны: у рыночников оказались большие связи "наверху". И, что хуже всего, захватчиков поддержали "свои" - далеко не последние из деятелей Союза. Произошел раскол - не первый и, надо думать, не последний. К тому же угроза банкротства нависла и над киностудией "Ленфильм". К счастью, Союз не распался и не смирился с ролью собеса, которую ему пытались навязать руководители отрасли. Он хочет по-прежнему объединять кинематографистов, помогать им в осуществлении творческих замыслов.

Кинематографисты, понимающие, куда ведет безответственное потребительское отношение к возможностям экрана, надеялись, что итогом Года кино станет концепция дальнейшего развития кинематографа как мощного средства эстетического и нравственного развития общества. Именно кино, как самое массовое искусство, формирует мировоззрение. Опасно измерять его достижения рублем. Однако и по сей день значение каждого фильма, его успех, или, как сейчас говорят, рейтинг, определяются в министерстве культуры кассовым сбором. Подведены финансовые итоги Года кино. Общий сбор от проката российских фильмов превысил 8 миллиардов рублей и стал рекордным в новейшей истории России. 300 кинозалов, открытых в провинции, приобщили к большому киноэкрану 700 тысяч зрителей. Но что увидели эти зрители? Что увидят в будущем году?

Как известно, прежние творческие функции Союза присвоила себе Академия кинематографических искусств и наук, созданная 15 лет назад по американскому образцу. Именно Академия устанавливает художественные критерии. С этой целью учреждена премия "Золотой орел". Экспертный совет Академии уверен, что его выбор определяет лицо современного отечественного кинематографа.

ИЗНАЧАЛЬНО академики были озабочены поисками шедевров, которые могли бы повлиять на духовную жизнь общества.

Составлялись длиннейшие списки номинантов. Сегодня в нем всего десяток игровых фильмов, при том что выпущено 98. Выбор есть, но выбрать нечего. Совсем нет фильмов, затрагивающих серьезные, общественно значимые проблемы. Больше всего житейских историй, иногда забавных, но чаще скучных и невнятных. Привлекая к работе молодых режиссеров, можно, кажется, рассчитывать на свежесть идей и суждений, но редкий дебют отмечен такими достоинствами. Что касается мэтров, можно сказать, что они потеряли критерии искусства вместе с советской идеологией. Чернуха от С. Соловьева ("Ке-ды"), мистика от Н. Досталя ("Монах и бес"), мизантропия от А. Кончаловского далеки от подлинного киноискусства.

Нынешние художники экрана совершенно оторвались от жизни обычных людей и пребывают в мире собственных фантазий. Если рассматривается какая-то острая ситуация, то лишь для того, чтобы закрутить все штопором, поставить на грань невозможного и сделать "фильм-событие" на грани фола. Такой фильм отнюдь не всегда становится событием в искусстве. Напротив, он часто ломает все критерии художественного творчества и зрительского восприятия. Что и произошло с фильмом "Викинг" А. Кравчука. Конечно, у Академии хватает вкуса, чтобы не позиционировать такие работы. Но что они готовы признать лучшим? На что ориентировать зрителя?

В главной номинации "Лучший фильм" - пять картин. Две из них относятся к жанру катастроф. Они схожи по содержанию и наполнению. В "Экипаже" Н. Лебедева пассажирский самолет оказывается в центре внезапного бедствия. Это ремейк советского фильма с тем же названием. В основу второго фильма - "Ледокол" Н. Хомерики положена подлинная история советского ледокола, оказавшегося в ледяном плену на подходе к Антарктиде.

Сюжеты обоих номинантов предельно закручены. Главное - ударить по нервам зрителей. Все происходящее должно бы выявить и раскрыть характер героев. Но вот тут авторы не проявляют никакой изобретательности: действующие лица элементарны, их отношение друг к другу и реакция на происходящее предсказуемы. Талантливые актеры старательно вживаются в предлагаемые обстоятельства, но наворот событий мешает им по-настоящему раскрыться.

Конечно, оба фильма интересны с профессиональной стороны своими операторскими и изобразительными изысками. "Экипаж" был выдвинут на премии в пяти номинациях. Стало быть, фильм признан образцовым.

У "Ледокола" была всего лишь одна, но главная номинация - лучший художественный фильм. По всем параметрам его обошли конкуренты. Можно сказать, на "Золотого орла" режиссера Н. Хомерики выдвинули в порядке поощрения: еще недавно он снимал отъявленную чернуху - вспомним фильм "Сердца бумеранг". А сегодня этот режиссер идет в русле официальной культурной политики, пропагандируя якобы "традиционные российские ценности".

ЕЩЁ ДВА ФИЛЬМА, представленные в главной номинации, можно отнести к жанру психологического триллера с элементами драмы: "Дуэлянт" А. Мизгирева (три номинации) и "Коллектор" А. Красовского (одна номинация). Их объединяет мотив детективного расследования, на котором строятся сюжетные повороты. Задача авторов - держать зрителя в постоянном напряжении, не давая ему передохнуть. В центре кипящих событий - необычный человек, поставивший себя в исключительно сложное положение. Харизматичные герои П. Федорова и К. Хабенского живут в отвлеченных мирах, сконструированных по законам киноязыка. Что же касается чисто человеческого ощущения этого экранного мира - будь то Петербург XIX века или современный мегаполис, то он как бы воссоздан некими инопланетянами на другой планете. Понятно, зритель не для того ходит на авантюрный детектив, чтобы увидеть в нем самого себя и свой узкий мирок. Но жадно впитывает информацию, которая находит отклик в его душе. Вот как определяет пользователь Интернета общечеловеческую идею первого из этих фильмов, вполне приложимую и ко второму: "Возможно ли обновление жизни без призраков прошлого, стремящихся при каждом удобном случае направить на тебя дуло пистолета?" Стало быть, эти фильмы дают пищу для размышлений. Но уж больно нездоровая эта еда. Такого рода блюда плохо усваиваются.

"Экипаж" и "Дуэлянт" победили в тех номинациях, где были представлены. У "Экипажа", стало быть, пять "Золотых орлов": за лучший монтаж, лучшую работу звукорежиссера, лучшую музыку, лучшие визуальные эффекты, лучшую мужскую роль второго плана. У "Дуэлянта" - три "Золотых орла": за лучшую операторскую работу, лучшую работу художника-постановщика и лучшую работу художника по костюмам. Тем не менее лучшим фильмом признан "Рай" А. Кончаловского, он победил еще и в номинациях "лучшая режиссура" и "лучшая женская роль". Юлия Высоцкая соревновалась с Ксенией Раппопорт ("Дама Пик" П. Лунгина) и Викторией Исаковой ("Ученик"

К. Серебренникова).

ФИЛЬМ А. Кончаловского "Рай" - тоже своего рода триллер и одновременно психологическая драма - несет в себе дыхание трагической действительности. Сюжет и тут сложносочиненный, но понятный каждому зрителю в силу общеизвестности исторических событий. Европа, 1943 год. В самый разгар войны скрещиваются судьбы троих людей: русской эмигрантки, связанной с Сопротивлением, француза-коллаборациониста и офицера СС. Все трое гибнут при разных обстоятельствах - через весь фильм проходят их посмертные исповеди.

В промежутках между этими исповедями разворачиваются события, которые приводят русскую эмигрантку Ольгу в фашистский лагерь смерти. Там она встречает офицера СС, который в недалеком прошлом был увлечен ею. Завязываются отношения палача и жертвы, и немец, "белокурая бестия", декларирует свои убеждения. Он считает себя человеком идеи. А идея заключается в строительстве справедливого государства для немцев - этакого рая на земле. Цель оправдывает средства - отсюда жестокость по отношению к изгоям.

К чему ведет попытка создания земного рая, зритель видит воочию: переполненные бараки, печь крематория, люди, потерявшие человеческий облик, горы трупов. "Рая на земле нет и быть не может, - декларирует режиссер вместе со своим героем, - и все попытки построить земной рай обернутся адом".

Нет в фильме персонажа, который возразил бы: рай - это сама жизнь. Рай - это возможность жить - дышать, слышать, видеть, говорить, любить, мыслить, творить.

Единственно возможный рай, потому что за гранью распада белков его уже нет, а есть что-то другое, неизвестно что. Рай - это сегодня, здесь, сейчас. Он дан на короткий срок. А подлые люди из черной корысти для собственной выгоды превращают его в ад. Земных просторов, богатств и достижений цивилизации давно бы хватило, чтобы все население Земли было счастливо, если бы не злая воля негодяев.

Могла бы это сказать Ольга? Нет, не та личность. Она безвольна, не способна к протесту, даром что участвовала в Сопротивлении. Она готова на самые позорные компромиссы, чтобы уцелеть. Но силы оставляют ее, жизнь уже не мила. И в газовую камеру она идет покорно, словно на заклание. Ее решимость пожертвовать собой, спасая надсмотрщицу Розу, совершенно не мотивирована.

ФИГУРА Розы туманна, приблизительна - ни разу мы не видим ее лица, ее глаз. Совсем не раскрывается она в заботах о двух еврейских детях, спасенных Ольгой. Кстати, почему эти дети оказались в женском бараке? Как известно, детей фашисты держали отдельно.

Такими реалиями нельзя жертвовать ради пресловутой "художественной правды". Все в этом фильме условно, приблизительно, умозрительно. Тем не менее он побеждает в трех самых важных номинациях: "лучший фильм", "лучшая режиссура", "лучшая женская роль".

"Экипаж" и "Дуэлянт", что называется, "мужские картины" с харизматичными героями, остаются без приза за лучшую мужскую роль. "Золотого орла" в этой номинации получает Иван Янковский за исполнение главной роли в фильме П. Лунгина "Дама Пик". Внук Олега Янковского, он впервые сыграл в кино, да еще в таком сложном проекте. Роль трудная, как говорится, затратная, требующая огромного напряжения. Но во имя чего все эти усилия? Если во имя того, чтобы показать, как жажда денег растлевает и губит человека, то объект осуждения и порицания выбран, как говорится, дуриком.

Ведь речь идет о молодом талантливом певце, который мечтает спеть Германна в "Пиковой даме". Для такого человека главное - овладеть одним из самых удивительных искусств, петь, как дышать. Не знает Лунгин этих людей, не понимает и не любит оперы. Нет в его фильме ни Пушкина, ни Чайковского, ни русского театра, ни его служителей. Ему куда интереснее уголовщина - тоже какая-то вымышленная, сочиненная, заимствованная из японских и южнокорейских фильмов, которые делаются не для показа в своем отечестве, а для мирового кинопроката. С тем же намерением сделан фильм "Дама Пик". Однако "академикам" он пришелся явно по вкусу.

Иначе не фигурировал бы сразу в трех номинациях: "лучшие женская и мужская роли", "лучший сценарий". Но тут его обошел другой сочинитель - Ю. Арабов со сценарием фильма "Монах и бес". Фильм этот был представлен на прошлогоднем Московском международном кинофестивале, остался без приза - теперь это "упущение" исправлено. О фильме Н. Досталя, выбравшего экстравагантный сценарий Ю. Арабова, много писалось. Уж очень странным казался этот выбор. Упоминали о нем и мы в обзоре фестивальных фильмов ("Правда", №71, 2016 год). Достаточно сказать, что самая слабая сторона этого фильма - именно драматургия. История праведного монаха, в которого вселился бес, оказалась довольно-таки мутной иллюстрацией к теме противостояния добра и зла. Похоже, сценарист и режиссер так и не договорились между собой: кто же в их фильме проводник добра и кто носитель зла. Подмена понятий, ведущая к манипуляции такими категориями, вообще свойственна драматургу Ю. Арабову. Но вот поди ж ты - "Золотой орел". Похоже, "академики" тоже не сильны в этих определениях.

Сказанного достаточно, чтобы понять, каковы академические вкусы и какие перспективы сулит Киноакадемия нашему кинематографу. Курс явно взят на коммерческое кино. Не ясно только, кто будет его финансировать, если вся годовая господдержка отрасли равна бюджету одного среднестатистического голливудского фильма.

А что думают по этому поводу в Союзе кинематографистов? Надо сказать, председатель СК, академик Н.С.

Михалков был замечен на церемонии присуждения премии "Золотой орел". Он казался веселым и не говорил, что кино кончается.

Понятно, там - вечный праздник. А в Союзе - сплошной ремонт. Но, по последним сведениям, сгоревший в Год кино председательский кабинет прекрасно отремонтирован. Скоро там начнут проводить секретариаты. Пора восстанавливать творческий микроклимат. На своей территории.

Ягункова Лариса

https://kprf.ru/pravda/issues/2017/12/article-57469/